Category: политика

Нью-Йорк - третьи Афины

Если честно, вынесенный в заголовок концепт вертится между моих ушей уже довольно продолжительное время, но озарения, как написать об этом правильно, со мной так и не случилось, а для того, чтобы поступить, как все нормальные люди, и по-настоящему поработать над мыслью и текстом, я слишком ленив. Так что я просто вывалю тут горстку необработанных мыслей, авось у меня в голове место освободится. Если вдруг кто решит это читать, пусть делает сие на свой страх и риск. А ежели кто, паче чаяния, домыслит эти мысли до удобоваримого состояния, это будет весьма замечательно.

Так вот, Нью-Йорк, как третьи Афины, в смысле ряда Эллада-Рим-США.
1. Что на саму идею, в общем-то, и навело: гипертрофированная роль риторики, даже сакрализация этого искусства. Разумеется, в любой т.н.демократии публичная речь - важное средство для получения власти, а в любой армии вовремя сказанное бойцам слово может поднять боевой дух и, в конечном счете, помочь снискать победу. Тем не менее, как мне кажется, в иных культурах риторическое искусство - важное сопутствующее качество лидеров, военачальников и героев, а в трех указанных случаях оно может быть основным, а уж как сопутствующее - почти обязательным. Причем это воспринимается так всем народом: довольно забавно наблюдать, как в американских фильмах перелом в основном конфликте почти всегда достигается тем, что главный герой встает и читает Пламенную Речь, и тем побеждает. Ну если это боевик, то после Пламенной Речи совершается набитие морды злодеям, но это детали; зритель чувствует, что после ПР герой получает существенную прибавку к навыку набития морд, а без ПР и не вышло бы ничего.

Но это одно свойство, должно же к нему что-то добавиться? Сейчас будем добавлять и додумывать.
2. Сакрализация идея демократии - и прекрасное ее объединение с рабовладением, к примеру. Мне могут возразить, что в имперском Риме с демократией было так себе; но я скажу, что с реализацией этой идеи всегда так себе, а внешняя сторона все ж таки соблюдалась: император отдавал приказы именем Сената и народа Рима.
3. Уверенность в собственной избранности, присутствии на правильной стороне истории и проч. Формулировка моя, конечно, крайне дурная, под нее попадает много кто, едва ли не все. Но лучшей у меня нет, а в наличии самой формулируемой сущности уверенность все-таки есть. Уверен, что термин Pax Americana возник не просто из игры словами, и что стоящее за ним мироощущение ближе к Pax Romana, чем к иным имперским формулировкам.
4. Уверенность в собственном свободолюбии и широте мышления при готовности к преследованию инакомыслящих. Характеристика совсем уж не уникальная, но все-таки общая, и, опять-таки, на мой взгляд особенно-общая.
5. Разные странные экзерсисы в области полового поведения и половой этики.

На этом кончаю дозволенные речи: думать дальше и глубже мне, как и сказано, было лень. Прошу понять и простить.